+7 (812) 400 00 47

190121, Санкт-Петербург, наб. кан. Грибоедова, д. 130

Версия для печати

"Кто виноват?" и "Что делать?" ПН№23 (49) 2014

Авторы: Евгения Кайданова, Святослав Федоров

Бизнес находится в ситуации, когда внутренний финансовый, управленческий кризис, отсоединение от рынка мирового капитала и отток капитала из страны являются факторами, оказывающими одновременное влияние.

Уходящий год и для экономики страны в целом, и для отдельных ее отраслей стал знаковым и переломным со знаком «минус»: волна от политической ситуации на мировой арене докатилась до всех без исключения.
Цепочка «заказчик – подрядчик – банк – страховщик» уже выглядит не так, как в «тучные» или просто более-менее спокойные годы. Рубль и нефть падают в цене, доллар и евро  –  растут, импортозамещение в стране, фактически, отсутствует. С такими фактами на руках отраслевики и другие эксперты ПН подводят итоги года и пытаются понять, как может выглядеть будущее.

 
Никуда не денемся

Безусловно, строить объекты инфраструктуры, а также ремонтировать и содержать имеющиеся – не прекратят. Однако объемы могут существенно сократиться вслед за бюджетом заказчика. Эксперты полагают, что в ближайший год-полтора нам придется наблюдать череду банкротств местных подрядчиков, в том числе – крупных, потому что негативные тенденции, наметившиеся еще в конце 2013 года, в уходящем году набрали обороты и проявились в полной мере.
Экономисты считают, что все дело в отсутствии в стране экономической стратегии; кроме того, как у сырьевой державы у нее до сих пор не было стимула развивать внутреннюю экономику. Но сейчас на стимул в виде последствий санкций и падения цен на нефть, проявившийся в таком огромном масштабе, вряд ли поступит оперативная реакция, так как мы в очередной раз и более жестко столкнулись с давней проблемой: нехватка, а, порой, и отсутствие грамотных управленческих кадров во власти.
Таким образом, бизнес находится в ситуации, когда внутренний финансовый, управленческий кризис, отсоединение от рынка мирового капитала и отток капитала из страны являются факторами, оказывающими одновременное влияние.
      

Один в поле воин

Один из самых острых вопросов – финансирование. В связи с международными санкциями валютные кредиты становятся практически недоступными, а российские банки выставляют слишком жесткие условия. Поэтому теперь предоставление банковской гарантии для подрядчика усложнилось в разы. При этом цены на строительные материалы и энергоресурсы продолжают расти, а рынок, не без участия госвласти, по-прежнему двигается в сторону укрупнений. Многие говорят о том, что в этом процессе давно заложена тенденция к монополизму нескольких крупных подрядчиков; достаточно вспомнить корпорации-гиганты, имеющие прямой доступ к госзаказам.
Главная отличительная особенность корпораций-гигантов помимо устоявшихся отношений с заказчиками в том, что они со всеми своими «дочками» и подконтрольными фирмами представляют собой что-то вроде универсального подрядчика, способного выполнить любой объем и вид работ. Разумеется, внутренние финансовые отношения между всеми составляющими такого «универсального подрядчика» отрегулированы и гибки.
Гораздо менее крупные, не говоря уже о небольших компаниях, особенно региональных, которые выполняют узкоспециализированные виды работ, вынуждены привлекать субподрядчиков, не являющихся «продолжением руки».  Соответственно, финансовые расчеты и риски в субподрядных отношениях получаются более сложными, чем в едином организме «универсального подрядчика».
Государству выгоднее и удобнее иметь дело с двумя-тремя такими «универсальными подрядчиками»: в пользу этого говорят факты, как и между кем традиционно распределяются крупнейшие заказы.
С учетом того, что все без исключения регионы зависимы от федерального бюджета, который находится на расстоянии вытянутой руки у компаний-гигантов, следует ждать их прихода на местные рынки. Для начала – в лице, возможно, малоизвестных компаний – будущих участников конкурсных процедур.


Где взять деньги

Российские компании уже столкнулись с кредитным кризисом, и, если санкции не будут ослаблены, или нефть не начнет расти в цене, и страна не восстановит доступ к мировому рынку капитала, в перспективе нас ждет усиление рецессии.
Некоторые финансисты, а также представители банковского сектора считают, что кредитный кризис, который, как пока предполагается, начнется в 2016 году, нанесет серьезный удар по крупным бизнесам: строительству, добывающим отраслям и сфере гражданского строительства. Однако практика осени-начала зимы уходящего года показала, что влияние кредитного кризиса уже проявилось в полной мере: это заметно по тому, как с рынка уходят вполне стабильные компании пищевой промышленности и легпрома. В частности, связано это с падением покупательской способности конечного потребителя, на которого и ориентирована продукция этих отраслей.
Поскольку «рынок сбыта» промышленного строительства организован совершенно по-другому и завязан на бюджет местных властей, к тому же, «конечный продукт» - это по определению – стратегические объекты, то, успех отрасли и количество заказов для подрядчиков будет зависеть в первую очередь от объема бюджетных средств.  А бюджетные «дыры» пока технически «затыкаются» за счет девальвации рубля и торговли нефтью за валюту.
Есть мнения, что, если сейчас у российских компаний пока имеются определенные финансовые возможности, чтобы расплатиться с долгами в 2015 году, то на 2016 денег хватит не у многих, если не восстановится доступ к дешевым иностранным кредитам.
Российские банки на сегодняшний момент поменяли свою политику в отношении строителей: условия кредитования стали жестче, ставки – особенно на проектное финансирование – заметно выросли, а многие банковские программы, действовавшие ранее – оказались свернуты.
 

Поспешишь – людей насмешишь

В уходящем году дороги ремонтировали в спешке: только в июле произошло окончательное распределение подрядов. Соответственно, приступить к работам дорожники смогли позже обычного. Капризы петербургской погоды дорожникам тоже приходилось пережидать и приостанавливать работы.
Традиционные «помехи» дорожным работам вроде ПМЭФ остались прежними, а теперь к ним добавились и задержки со стороны заказчика.
Одной из причин затягивания дорожных работ называют и вступление в действие ФЗ-44, который, как и предполагалось, многим спутает планы из-за неясной процедуры отбора и других бюрократических моментов; кроме этого, большое количество обращений в ФАС на обжалование итогов конкурсов, также способствовало тому, что текущий ремонт начали с опозданием.
Немаловажную роль сыграли очередные кадровые перестановки в Смольном, в профильном для дорожников комитете по развитию транспортной инфраструктуры (КРТИ). Некоторые считают, что в нынешних неспокойных экономических условиях такая ротация кадров – это тактика руководства города и страны; другие считают, что назначения/снятия/перераспределение полномочий происходит в попытке не позволить создаться коррупционным схемам. Кто-то даже видит в этом расчистку поля для прихода на рынок подрядчиков из Москвы.
Так или иначе, команды КРТИ приходят, и, не успев сработаться – распадаются. На смену им приходят другие – и опять распадаются. В результате концерт генеральной стратегии ведомства (возможна ли она в такой ситуации вообще?) играют прохожие исполнители и каждый на том инструменте, которым владеет, а не на том, который задуман композитором. Возможно, именно поэтому уже не первый год мы слышим такую какофонию, когда доходит до непосредственно дела.
В такой обстановке усилия даже отличных профессионалов оказываются почти незаметными, к тому же у тех, кто умеет работать и разбирается в вверенной ему сфере, в условиях постоянной ротации просто нет возможности создать свою эффективную команду.

ИТОГО:
Кризисные ситуации всегда обнажают скрытые проблемы и недоработки в любых процессах. Обстоятельства, в которых мы находимся сегодня, показали, что именно начинает происходить в стране, чья экономика имеет исключительно сырьевую ориентацию; что запасных решений на случай резкого удешевления основного источника, пополняющего бюджет – нефти – у власти нет. Пока не прозвучало ни одного конкретного предложения на вопрос «Что делать?», однако на вопрос «Кто виноват?» - ответ есть: заграница.
Для бизнеса, для экономики страны на сегодняшний момент видится два возможных сценария развития в зависимости от того, какое решение примет верховная власть.
Плохой сценарий (если не принимать срочных, антикризисных мер): затяжной кризис, усиление рецессии, ужесточение режима, растерянность и обнищание.
Хороший сценарий: руководство страны полностью меняет команду, которая разрабатывает новый стратегический путь развития; бизнесу даются послабления по части налогов, помещений и т.п. Наверх поднимаются самые конкурентоспособные, а не «свои» - то есть людям не мешают зарабатывать деньги и экономика восстанавливается изнутри сама.


Мнения экспертов:

Нина Одинг, начальник исследовательского отдела Международного цента социально-экономических исследований «Леонтьевский центр»:
-Санкции к ряду российских банков и компаний привели к ограничению по заимствованиям для всех российских банков и компаний, поэтому, конечно, сказываются и будут сказываться  не только на банковском секторе, но и на его клиентах – компаниях, заемщиках и т.п. У дорожной отрасли и без того масса проблем: быстро дорожающие материалы, монополизм, стандарты и нормативы, недостаток инноваций и контроля качества. В определенной степени, на дорожную отрасль также негативно повлияет ослабление национальной валюты, которое повышает цены на технику, используемую в строительстве.
В перспективе эти проблемы отчасти решаются развитием конкуренции, привлечением инвесторов, а с этим, также как с кредитами, сейчас непросто. С другой стороны, предстоит изменение базы для экономического роста в России с потребительского спроса на инфраструктурные проекты, активным участником которых является дорожная отрасль. Таким образом, появляется шанс удержаться на рынке, предлагая услуги по строительству и содержанию дорог. Вместе с тем, активным участником процесса является государство в лице федерального и региональных бюджетов, у которых, особенно у региональных, весьма вероятны проблемы.
На фоне этого в профильных комитетах и ведомствах правительства Петербурга продолжается смена руководства. Трудно сказать, почему это происходит. Приглашаются так называемые универсальные управленцы без привязки к профессионализму, какой-либо отрасли, сектору. Кадровая политика довольно закрытая, объяснения выглядят забавно: один кандидат появляется потому, что у него здесь семья живет, а другой уходит потому, что у него семья в Москве. На мой взгляд, частая смена руководителей внутри правительства – это, возможно, такой стиль и тактика управления.

Сергей Шамин, Заместитель Председателя Правления «Банка Расчетов и Сбережений»:
- По оценкам как российских, так и зарубежных экспертов, российская экономика по итогам 2014 года и, по крайней мере, первой половины 2015 года будет по-прежнему сохранять положительные темпы роста ВВП. Правда, замедление темпов экономического роста мы наблюдаем уже сейчас, и это, безусловно, в целом окажет негативное влияние на банковский сектор.
Наш банк всегда отличался консервативным подходом при осуществлении кредитования, формировании фондового портфеля, проведении пассивных операций и т.п. А основными нашими принципами были и остаются: во-первых, заниматься собственно банковским бизнесом — кредитовать клиентов. Во-вторых, быть в этом предельно осторожными: адекватно оценивать залоги, не кредитовать бизнес собственников банка. В-третьих, не раздувать штаты, а поддерживать оптимальную численность за счет приема на работу высококвалифицированных сотрудников.
Ослабление рубля и ограничения на импорт позволят в следующем году сделать рывок многим импортозамещающим отраслям. Шанс нарастить производство, увеличить продажи в условиях снижения реальных доходов населения, а также высокого уровня закредитованности и нестабильной экономической ситуации получили отечественные пищевая промышленность, швейная и обувная промышленность, производство бытовой химии, IT-сектор, деревообработка и прочие.

Анатолий Кузнецов, член Экономического совета при Губернаторе Санкт-Петербурга, председатель Координационного совета по страхованию в строительном комплексе Общественного совета при Правительстве Санкт-Петербурга, председатель  строительного Комитета   Союза страховщиков СПб и Северо-Запада , директор САО «ГЕФЕСТ»-Санкт-Петербург»:
- При сокращении бюджетов строительные подрядчики будут искать возможность срезать, прежде всего, те статьи расходов, которые не дают эффекта здесь и сейчас. В этой связи у них будет возникать большой соблазн сэкономить на страховании, поскольку эффект от него проявляется только в случае убытка. Каждый строитель в глубине души склонен надеяться, что проблемы возникнут не у него, а у других, поэтому в данных условиях вероятность сокращения расходов на страхование весьма высока. К этому строителей прямо подталкивает, к сожалению, и приказ Минстроя РФ №294/пр от 16 июня 2014 г., согласно которому расходы на страхование теперь исключены из сводных сметных расчетов. Ранее при капитальном строительстве за счет средств бюджета до 1% от сметы можно было закладывать на страхование. На практике это означало, что подрядчик страховал строительно-монтажные риски (СМР), а затем средства, затраченные на страховку, ему компенсировались заказчиком строительства. Теперь же подрядчики вынуждены страховать свои риски за свой счет.
Сильное негативное влияние на объемы строительства оказывает и рост курса валют: возникают проблемы с техническим переоснащением, так как значительная часть строительного оборудования покупается либо берется в лизинг за рубежом, с необходимостью осуществления соответствующих платежей в валюте.
В условиях такой неопределенности трудно давать какие-либо более-менее точные прогнозы на состояние рынка строительного страхования в ближайшем будущем. Мы надеемся, что заказчики со своей стороны проявят благоразумие и станут включать в конкурсную документацию требование к потенциальным подрядчикам страховать строительство, а подрядчики, со своей стороны, все-таки захотят иметь гарантии того, что избегнут необходимости покрывать катастрофические убытки объектам строительства из своего кармана. Приведет ли это к позитивным изменениям на рынке – увидим через год.

Ирина Хакамада, кандидат экономических наук, бизнес-тренер:
- Сегодняшняя ситуация – критическая, однако с 2008г проводить аналогии нельзя, потому что тогда был мировой кризис платежеспособности крупных компаний, но не было падения цен на нефть, и мы не находились под санкциями, и вообще тогда кризис родился не у нас. К тому же мы быстро вышли из той ситуации, а государство помогло крупным компаниям.
Сегодня – все одновременно: кризис платежеспособности крупных компаний возник на фоне санкций. Крупные госкорпорации, которые перекредитовывались на дешевых западных кредитах, при этом падают цены на нефть, плюс – внутренняя рецессия, которая при таких условиях переходит в кризис.
Падение рубля не связано с кризисом власти, потому что в противном случае это вылилось бы в политические формы, а сегодня рейтинг доверия власти – намного выше. Другое дело, что сегодняшний кризис связан с кризисом управления государственными органами страной: особенно экономический и политический блоки. Увлеклись идеологией, идеей о несменяемости власти и совершенно не использовали «нулевые», «тучные годы», для того чтобы сделать экономику эффективной. И в тот момент, когда сложились соответствующие обстоятельства, неэффективность экономики вылилась в то, что мы наблюдаем сейчас.
На рынке в целом будет падать спрос: сначала – потребительский, а потом он потянет за собой падение спроса на инвестиции и на промышленность.          
При наличии государственной программы по строительству дорог строительные компании будут находиться в более выгодном положении по сравнению с другими участниками рынка. Однако, сейчас экономическая ситуация меняется так быстро, а различные процессы развиваются так стремительно, что, многое из намеченного может оказаться неосуществимым, включая и государственные программы.
Бюджет испытывает все большую нагрузку. Ведь для того, чтобы поддерживать рубль в этих условиях, нужно тратить валюту, как и на то, чтобы поддерживать на плаву отрасли и госкорпорации. В нашей стране от наметок до реализации всегда проходит много времени, поэтому, тем более с учетом нынешней ситуации, как будут выглядеть на выходе позитивные перспективы, обозначенные Путиным в Послании – остается неизвестным.
Сегодня ни один ответственный человек не будет делать никаких прогнозов в ситуации, когда динамические движения рубля, рынка, запада, политиков действуют разнонаправлено и при этом – одновременно.
Чтобы справиться с психологической проблемой убегания от национальной валюты, и попробовать воздействовать на внутренний инвестиционный процесс, было бы хорошо, если бы президент сказал что-то более радикальное по поводу экономики, чем только про устранение бюрократических барьеров. Должно было прозвучать что-то несвойственное последним годам с их бесконечным медленным закручиванием гаек вокруг бизнеса, что-то жесткое и радикальное, вроде того, что государство освобождает малый и средний бизнесы от всех дополнительных налогов, мы возвращаемся к НЭПу, раздаем помещения, понижаем НДС – только работайте и обогащайтесь. Государство дает вам, например, пять лет только для этого.
Первоначальная идея – девальвировать рубль – была правильная, но сейчас рубль просто катится вниз под влиянием нефтяных цен и Центробанк с этим справиться не может. А если бы была ситуация стабильных цен на нефть, потому что мы по-прежнему – сырьевая страна, если бы цены держались на уровне $75 за баррель, а банк при этом отпустил рубль, то девальвация рубля поддержала бы отечественного производителя и предотвратила бы корпоративный дефолт.
Сейчас девальвация рубля обеспечила закрытие дыр в бюджетах, но это – технический фактор. Я всегда говорила, что Россия – страна бюджетной бухгалтерии: у нас все делается, чтобы формально свести концы с концами в бюджете, но никакой финансовой стратегии за время существования свободного рынка сформулировано не было. Экономическая эффективность отсутствует.         

Кирилл Иванов, директор НП «Объединение «ДОРМОСТ»:
- Политика и экономика всегда имеют непосредственную связь, поэтому неверные решения в одном, влекут за собой последствия и негативным образом отражаются на другом. Достижение политических целей экономическими методами – тоже не ново – этим на мировой арене, так или иначе, пользуются все. Вопрос только в том, как далеко принимающий решение готов зайти, с учетом того, что последствия коснутся всех.
Внешние факторы, конечно, не могут не влиять на то, что происходит в отдельно взятой отрасли: а кому сейчас легко? Оказавшись в непростых условиях, мы можем только одно: хорошо делать свое дело, искать нестандартные решения, думать и развиваться.
Некоторая финансовая изоляция, в которой сейчас оказался наш бизнес – дополнительный стимул для преобразования внутренней системы финансирования и оздоровления экономики. Власть готова идти навстречу: президент в своем ежегодном Послании подчеркнул, что для развития бизнеса, для размещения новых производств нужны подготовленные площадки и транспортная инфраструктура. А там, где есть дороги – начинается и жизнь, и бизнес, и развитие.
Экономику строительства даже в условиях кризиса мы способны наладить, осуществляя заблаговременные централизованные закупки стройматериалов от лица города (Комитета по госзаказу, профильных комитетов). Ведь, раз есть АИП (адресно-инвестиционная программа) значит, есть видение того, где, что и когда будем строить. Это особенно удобная система с учетом того, что дорожники очень широко используют наши, отечественные стройматериалы, производимые внутри страны.
Чтобы справиться с непростой экономической ситуацией, и, при этом, продолжать жить и работать, нужна слаженность действий всех участников: заказчика, общественных организаций, компаний-строителей, банков, страховщиков. Для этого нужно садиться за общий стол переговоров, а такая возможность у нас, к счастью, есть.     

Алексей Ерков, главный экономист Института территориального развития, кандидат географических наук:
- Думаю, что региональные и федеральные власти, понимая всю значимость строительной отрасли, которая является единственным локомотивом экономик и тянет за собой развитие других отраслей, не сократят бюджетные вливания  на осуществление инфраструктурных преобразований. Как бюджет Петербурга, так и российская казна продолжат субсидировать мощное строительство. Я не уверен, что санкции каким-то образом негативно скажутся на данном процессе, потому что не нужно сравнивать Петербург с южно-африканскими государствами или Кубой и Северной Кореей. Улучшится или ухудшится качество ведения работ – это второй вопрос. Думаю, что оно останется на прежнем уровне. Хотя положительную динамику я как автомобилист вижу – дороги стали лучше и служат существенно дольше.
Я не могу сказать, что у меня слишком радужное представление о сложившейся ситуации, но большой трагедии я не вижу. Думаю, что дорожная отрасль города будет развиваться в том числе за счет федеральных денежных вливаний. Потому что инфраструктурные проекты не могут быть заморожены. Да, могут быть перенесены сроки ввода в эксплуатацию этих объектов, но, на мой взгляд, речь идет о месяцах, а не о годах. Не исключаю, что от каких-то проектов придется отказаться, но в целом у меня вполне оптимистичное представление о будущем.  

Алексей Ковалев, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга:
-Учитывая, что у нас итак стоимость создания погонного километра дороги выше, чем цена такого же участка, причем гораздо лучшего качества, в Европе, то я думаю, как бы не колебался евро и доллар, а у нас как воровали, так и будут воровать деньги, предназначенные на инфраструктурные объекты. Нам нужно решать внутренние проблемы, внедрять соответствующие стандарты, в том числе контролировать стоимость всех инфраструктурных проектов, которая как раз завышена за счет взяток, откатов и так далее. Я считаю, что наша трехслойная дорога не идет ни в какое сравнение с какой-нибудь немецкой шестислойной. У нас, например, отсутствует автоматическая система контроля за толщиной асфальтового покрытия. Пытались внедрить подобные машины, что есть на западе, но это же никому не выгодно, поэтому и не ввели. Я думаю, что будут ссылаться на кризис, и будут просто завышать цены еще больше. Хотя нам нужно ориентироваться на китайские цены, которые по моей информации в четыре раза ниже, чем в России.  Я знаю, что в Монголии, где тоже воруют, сумасшедших нет. В качестве подрядчиков для строительства дорог берут китайские компании, а не русские, так как последние будут завышать цену в несколько раз.

Антон Сороко, аналитик инвестиционного холдинга «ФИНАМ»:
- В целом, можно сказать, что негативные тенденции в экономике РФ пока сильно не сказались на строительной отрасли. Несмотря на кризисные тенденции, финансовые результаты девелоперов в целом, подтверждают их инвестиционную привлекательность. У многих крупных застройщиков финансовые показатели, в частности, выручка, прибыль по итогам первого полугодия 2014 года, растут. Поддержкой строителям выступает расширяющийся рынок ипотеки, где различные субсидии со стороны государства держат средневзвешенные процентные ставки практически на одном и том же уровне. Это в свою очередь, стимулирует потребителей активнее брать сравнительно, если проводить аналогию с другими потребительскими кредитами, дешевые ипотечные займы.
Собственно, сейчас мы и наблюдаем реакцию рубля на решение ОПЕК, когда локальные минимумы по нефти приводят к распродажам российской валюты, которая после всех последних решений ЦБ, а также на фоне санкционного давления, остается достаточно уязвимой. Полагаем, что в ближайшее время от этого риска никуда не уйти, тем более на таких ценовых уровнях по котировкам  «черного золота».
Думаю, что Георгий Полтавченко понимает, что любое развитие может происходить только на фоне постоянного изменения, нужен свежий взгляд на новые проблемы, особенно в текущих непростых экономических условиях – отсюда кадровые перестановки в его команде. В такой ситуации привлечение новых людей к работе может давать новый импульс к развитию региона.

Елена  Рогова, руководитель департамента финансов НИУ ВШЭ - Санкт-Петербург:
-Негативное влияние санкций, прежде всего, связано с усложнением и так непростого доступа предприятий к финансированию. Проблема даже не в том, что ограничены операции ряда крупнейших российских банков к зарубежным рынкам капитала, но и в том, что на этом фоне усложняется процедура проведения международных расчетов во всех банках, независимо от того, попадают они под санкции или нет. Зарубежные контрагенты рассматривают российские банки как партнеров с высоким риском – и ужесточают условия кредитования. Замедляются сроки подписания новых международных соглашений, выделения финансирования в рамках уже подписанных соглашений. При стремительной девальвации рубля валютные кредиты становятся недоступными предприятиям, а рублевый рынок внутри России не такой емкий, и условия, на которых российские банки кредитуют реальный бизнес, еще более жесткие. Китайский же рынок капитала пока не является значимой альтернативой, так как нужно адаптироваться к его условиям, которые тоже не являются благоприятными.
Другой негативный фактор, который уже начинает проявляться – ограничение доступа российских компаний-производителей к технологиям, замораживание проектов совместных предприятий по производству высокотехнологичной продукции.
Позитивное влияние санкций связано с развитием импортозамещения во всех отраслях экономики. В частности, в дорожном строительстве это обусловливает необходимость строительства новых дорог для развития внутреннего туризма, поиска новых строительных материалов у отечественных производителей. Для предприятий Санкт-Петербурга, работающих в машиностроении, судостроении, пищевой промышленности, других отраслях это шанс на привлечение бюджетных денег на проекты развития. Но для развития импортозамещения необходимы два условия: длинные деньги, которые при дорогих кредитах предприятиям недоступны (сегодня средние ставки, под которые можно получить длинные кредиты, около 18% годовых в рублях), и оборудование, по большей части импортное. Не стоит ожидать, что импортозамещающие процессы будут быстрыми.
Политика Центрального банка направлена на стабилизацию курса рубля, обеспечивающую балансировку бюджета (потери от падения цен на нефть компенсируются ослаблением рубля) и условия для импортозамещения. В принципе, при благоприятных условиях это может быть стабилизация на уровне 50 рублей за доллар. Но для этого необходимо, чтобы утихли валютные спекуляции, прежде всего, крупных банков, которые активно играют на понижение. Во-вторых, нужно развивать облигационный рынок, чтобы обеспечить приток ликвидности в банковский сектор. Это можно делать через развитие внутреннего облигационного рынка, но насколько быстро удастся это сделать? Если быстро решить эти проблемы не удастся, прогнозировать что-то по курсу рубля будет невозможно.
С моей точки зрения, это правильно, что губернатор Петербурга Георгий Полтавченко в такой период обновляет свою команду. Она должна отвечать новым задачам правительства Санкт-Петербурга, которое сейчас должно будет пересматривать уже существующие стратегические планы, реализуя в некоторых областях деятельности, по сути, антикризисные сценарии. Другое дело, что выбор членов правительства вызывает большое количество вопросов – зачем менять функционал у одних и тех же людей? Не является ли это просто «аппаратной игрой»? Иногда и кандидатуры новых членов правительства непонятны для общественности. Но для того, чтобы оценить правильность назначений, необходимо время. К сожалению, в текущих условиях его у правительства города не очень много, так как последствия ослабления рубля и санкций уже начинают сказываться на ценах и кредитах. Хотя большинство и жителей, и руководителей предприятий отмечают, что пока эти последствия не очень заметны, если не осуществлять активную региональную политику, все может достаточно серьезно ухудшиться.

Игорь Букато, президент Группы проектно-строительных компаний "Возрождение":
- Сегодняшняя экономическая ситуация для отрасли промышленного строительства – это нечто принципиально новое, гораздо более серьезное, чем то, с чем мы имели дело в 2008 году.
Если в 2008 году во всем мире возник  финансовый «мыльный пузырь» из-за выдачи различных кредитов, то сегодня мы попали в ситуацию, когда нас пытаются поставить в изоляцию.
Надеяться на то, что эта ситуация рассосется сама по себе, бессмысленно, поэтому настало время принимать решительные меры. Не зря на высочайшем уровне было принято своевременное решение о строительстве большого количества дорог, о чем заявил Президент в своем Обращении. Это позволит вывести экономику страны из стагнации и заставит деньги работать. Ведь там где проходит дорога – начинается жизнь, даже на этапе ее строительства, так как задействуются десятки отраслей, которые работают как на поставку материалов, так и оборудования, техники и технологий, создаются дополнительные рабочие места.
Президент в своем послании сделал акцент не просто на необходимость ускоренно работать, но и на то, чтобы снять бюрократические барьеры, которые оставляют необходимые документы неподписанными годами, что, конечно, способно затормозить любую работу.
Власть вряд ли пойдет по пути сокращения сумм контрактов, как это было сделано в 2008 году, когда был введен принудительный коэффициент на  стройматериалы, потому что, как только контракт подписан, ничего менять нельзя: это нарушает основной принцип бизнеса и вызывает определенное недоверие к заказчику.
Кроме того, сокращение сумм контрактов в 2008 году привело к тому, что, строительная отрасль, которая к этому времени набрала хорошие обороты и достигла европейского уровня в качестве, в определенной степени деградировала. Сейчас на рынке не хватает дорожных компаний, чтобы освоить объемы госзаказа, которые есть на данный момент. Крупные компании нанимают более мелких субподрядчиков, однако среди них немало неквалифицированных компаний, которые не в состоянии выполнить взятые на себя обязательства.  При этом часть проверенных строительных компаний ушла с петербургского дорожного рынка, таких как НПО «Космос» (которой принадлежала серьезная доля московского рынка), ОАО «ГСК», ООО «Дорожник-92», АО «Мостоотряд-19» серьезно сбавил обороты.
В связи с ростом евро и доллара сокращаться местные и федеральные бюджеты вряд ли будут, потому что, если доллар растет, то и выручка от продажи Россией ресурсов тоже растет; таким образом, дефициты бюджетов закроются. Долларов будет выручено меньше, но зато они сами по себе стали дороже. Возможно, через год-два инфляция догонит процесс роста валют, а ценовой баланс восстановится.    
Рубль в свободном плавании – это рубль, имеющий объективную цену, пусть пока он и девальвирует. Государство в связи с этим не должно поддерживать какую-то отдельную отрасль – строителей, например – хотелось бы, чтобы были созданы удобные одинаковые правила для всех отраслей и всех бизнесов. Например, снижение ставки рефинансирования, регулирование цен естественных монополий.